Интернет-магазин
спортивного питания

Москва

+7 (495) 646-87-80

+7 (968) 565-82-28

Регионы

8 (800) 500-87-41

Отправить запрос на E-MAIL
Есть идея?

Драматическая история Тома Принца

Автор: Грег Меррит

Когда кончается бодибилдинг…

Все люди зажаты в жесткие рамки. Все рождаются с уздой на шее, и только когда стремительно и внезапно подходит их очередь умереть, смертные осознают, что всегда существует едва уловимая скрытая угроза их жизни.

Герман Мелвилл, Моби Дик

Я никогда не был лично знаком с Мухаммедом Беназиза и Андреасом Мюнцером, чемпионами продивизиона Международной Федерации Бодибилдинга ( IFBB ) в 1990-е годы, уже скончавшимися. Мне еще только предстоит познакомиться с Майклом Франсуа, Доном Лонгом или Денисом Ньюменом, которым пришлось столкнуться с серьезными проблемами со здоровьем, что существенно сократило их карьеру культуристов и чуть ли не сами их жизни. Я только один раз общался с Орвиллом Бурком за несколько недель до того, как он впал в кому, и я всего лишь пару раз перекинулся словом с Флексом Уиллером, лучшим бодибилдером, никогда не завоевавшим звание мистера Олимпия. А сейчас я, как и Лонг, продолжаю жить, но только благодаря пересаженной почке.

Том Принц не похож на остальных. Принц – парень, с которым я чуть ли не каждый день общаюсь в зале Gold ' s Gym в Венисе (Калифорния), и обычно наш разговор заходит не о технике приседаний или о кардио-упражнениях. Принц – это первый профессиональный культурист, которого я считаю своим настоящим другом. Вот почему я был так сильно потрясен в апреле 2003 года, когда узнал, что у Принца отказала почка. Вот почему я так сильно задумался над проблемами современного бодибилдинга. Вот почему было столько неодобрительных отзывов о моей противоречивой статье, которую я посвятил Принцу. («В ад и обратно… И что теперь?....», январь, 2004) И не меньше таких отзывов появится и об этой статье, которую вы сейчас читаете. Но независимо от того, посчитаете ли вы описанный здесь путь Принца бесстрашным или безрассудным, героическим или бессмысленным эту историю необходимо рассказать сейчас как никогда раньше.

Возрождение

Почки Принца отказали во время его подготовки к Ночи Чемпионов 2003, к чему привел главным образом его неограниченный прием в течение нескольких лет болеутоляющих средств и медикаментов для культуристов. Он быстро вышел из критического состояния, но полностью восстановить свое здоровье не смог. После курса диализа, который он проходил с апреля по сентябрь, его почки восстановились до такого состояния, которое было возможно. Сейчас они самостоятельно способны работать только на 90%. С внедренным в свой организм трансплантантом 34-ех летний Том Принц раздражающе реалистически оценивает свое будущее: «Это означает, что по всей вероятности мои почки скоро совсем откажут. Я не собираюсь доживать до 85 лет. Скорее всего, я умру гораздо раньше, наверное, в возрасте 65 лет или около того. Но 65 лет все равно лучше, чем 35».

Он вернулся в спортзал почти сразу после того, как выписался из больницы. К августу он скорректировал свой режим тренировок, сделав его более щадящим. «Я начал это делать, когда почувствовал разницу между «чистым» состоянием (без приема стероидов) и «нечистым», - объясняет Том Принц. «Я достаточно долго придерживался этого режима, и результаты оказались не такими плохими. Я все еще весил более 300 фунтов и чувствовал себя таким же сильным, как и раньше. Но носить на себе такой вес стало нелегко, будто у тебя за плечами постоянно находится 50 фунтов кирпичей. Я занялся кардио-упражнениями, и уже через 3 недели уменьшил свой вес с 305 до 285 фунтов. В итоге я потерял 15% своей силы».

Муки

Тяжелее всего мне далось отказаться от огромных доз ибупрофена, который я принимал во время тренировок и который в течение нескольких лет смягчал боль в мышцах. Я даже не подозревал, что я буду чувствовать боль от каждой травмы, которые я накопил за годы тренировок. Плечи, правый локоть и колени, приносили мне нестерпимую боль. Не принимая обезболивающих и стероидов, мне оставалось только терпеть эту жуткую боль. Я помню, как приходил домой, а Бек (жена, Ребекка) говорила мне: «Ты сошел с ума!» Каждую ночь я прикладывал лед к плечам и клал замороженный пакет на левое колено, чтобы они хотя бы не распались на кусочки.

Хуже всего дела обстоят с левым плечом. Принцу в этом году потребуется операция по замене раздробленного хряща. «Когда во сне я поворачиваюсь на левый бок, я просыпаюсь, крича от боли. Мои плечи настолько травмированы, что я буквально выл, когда выполнял тягу вверх на разогрев с нагрузкой в 50 фунтов. Я просто не мог поднять свои руки над головой. Бывали дни, когда Боб (Чичерилло, его партнер по тренировкам) опаздывал на тренировку на 20 минут, а я все еще разогревался».
Впервые с момента, когда он взял в руки штангу в 16 лет, он задумался над тем, зачем ему это было нужно. «Единственное чувство, которое, мне казалось, я сохраню до самой смерти, это моя любовь к тренировкам. Мне настолько нравится находиться в спортзале, что я никогда не мог себе представить, что доведу себя до такого состояния. Но когда каждая частика твоего тела ноет от боли, ты начинаешь задумываться над тем, зачем тебе все это надо».

Поездка

Принц изначально планировал возвестить о своем возвращение на ночи Чемпионов, но позднее он переменил свое решение, решив участвовать в шоу Ironman Pro Invitational в Пасадене, штат Калифорния. За 12 дней перед соревнованиями Принц заявил, что решил принять участие на Ironman по двум причинам. «Во-первых, - пояснил Том, - соревнования будут проводиться в моем родном штате (он живет в Марина Дель Рей, штат Калифорния). И если Бог воспротивится моему решению, и со мной произойдет что-нибудь неладное, даже на шоу, мой доктор окажется вовремя рядом. Во-вторых, я, честно говоря, не уверен, что смогу достойно себя представить на ночи Чемпионов, учитывая, в каком ужасном состоянии находятся мои плечи. Я не уверен, что смогу еще 3 месяца тренироваться с той же нагрузкой и терпеть эту жуткую боль».

Принц начал свою диету 23 ноября, за 4 дня до дня благодарения. На первом этапе мой режим не отличался от моей обычной подготовки к соревнованиям. «Все, что я себе не переставал твердить, это то, что я должен начать диету, я должен быть форме, чтобы хорошо смотреться на фотоснимках. И если окажется, что я достаточно неплохо выгляжу для того, чтобы участвовать в соревнованиях, я буду в них участвовать», - пояснял Том 9 февраля. «Я убеждаю себя, что не принуждаю себя участвовать в тренировках. Таким образом, психологически мне становится легче. Когда я чувствую, что должен стать сильнее, чтобы участвовать в соревнованиях, у меня появляется желание принять средство».

Под «средством» он подразумевает анаболические стероиды и подобные препараты, которые широко распространенны в мире бодибилдинга. Принц принимал только 20% своей нормы, которой он придерживался во время подготовки к ночи Чемпионов 2001, где он занял третье место, и с того времени он ежемесячно делал анализ крови, пристально следя за своим здоровьем. «Это настолько мало, это просто смехотворно. Эта доза даже меньше той, которую принимают девчонки. Все дело в том, что, по-видимому, мне не имеет смысла вообще что-либо принимать. Я сохранил всю свою мускулатуру. За годы моих тренировок я просто обязан был накопить такую массу. Дело в том, что когда ты начинаешь упорно качаться, с каждым годом ты все равно помаленьку набираешь вес. Так что если ты начнешь это дело, будешь постепенно увеличивать свою массу, то через несколько лет твой прогресс не сможет остаться незамеченным».

Сумерки

За январь последствия диеты дали о себе знать. В феврале, когда он уменьшил ежедневное потребление углеводов до 350 г в день, а количество калорий – до 2700, я часто замечал Принца неуклюже сидящего на непопулярном тренажере рядом с входом в зал Gold ' s в ожидании Боба Чичерилло, чтобы вместе с ним заняться кардио-упражнениями. «Мой сахар в крови разрушается, когда я выполняю кардио. Затем моя энергия просто иссякает. Это просто убивает мою жену» - прокомментировал Принц свою подготовку к соревнованиям.

«Она уже ненавидит мои тренировки. Мне по-настоящему пришлось уговорить ее разрешить мне тренироваться. Я ее буквально умолял. Пережив половину срока диеты, я вынужден был попросить ее поддержать меня и помочь мне, потому что одному мне не справится».
Как и в прежние времена, в период соблюдения диеты Тома мучила бессонница. Успев только погрузиться в дремоту, Том просыпался уже в 3.30 утра, и больше мог заставить свои глаза закрыться. Так и просиживал, как зомби, до утра у телевизора, отсчитывая час за часом до момента, когда просыпалась Ребекка.

19 февраля

За 2 дня до Ironman я наблюдал, как Принц и Чичерилло позировали перед зеркалом в зале Gold ' s . При весе 270 фунтов Принц выглядел достаточно массивным, его тело хорошо отточено, хотя формы спины до сих пор немного расплывчаты. Резкое сокращение приема воды особенно опасно для тех, у кого имеются проблемы с почками, так как ключевой функцией почек является регулирование жидкости в организме и поддержание баланса электролитов.

Не желая рисковать принимать мочегонные средства, Принц был вынужден избавляться от жидкости старым проверенным способом: перестать пить воду и потреблять натрий. Периодически Принц становился чересчур легкомысленным.

За ночь до соревнований он почувствовал себя близким к обмороку, так что был вынужден выпить энергетический напиток Gatorade и съесть тарелку макарон с сыром, чтобы восполнить недостаток электролитов и углеводов в организме, которые были ему необходимы, чтобы оставаться в сознании. «В третий раз за время моей диеты я был вынужден совершить диаметрально противоположное тому, что, как мне казалось, я должен был делать. Это диета оказалась для меня настоящим испытанием. Она настолько выбила меня из сил, что я уже не мог предвидеть, как отреагирует мое тело на нее каждый следующий день».

20 февраля

За день до соревнований, Принц весил 276 фунтов (в одежде). Это был его самый большой вес за всю его карьеру. По дороге в отель после пресс-конференции, он почувствовал клокотание в груди. Этот ужасающий булькающий звук сигнализировал об отеке легких. В его легких скопилась жидкость, что свидетельствовало о том, что его почки не справляются со своей функцией регулирования жидкости в организме. Большую часть ночи, пока его жена пыталась его успокоить, он стоял, согнувшись, на коленях над кроватью, пытаясь расслабить брюшные мышцы и облегчить дыхание. Он просто старался держаться. Ему не было дела до того, какое место он займет. Он просто хотел выйти на подиум в свой последний раз.

21 февраля

За 15 минут до предварительного отбора в наполненной до отказа раздевалке центрального дворца Пасадены Принц и Чичерилло смазывают спину друг другу маслом. От накачивания мышц дыхание Принца становится более затрудненным. Он изо всех сил старается держаться. Но он не может выпрямиться, в его легких продолжается клокотание.

В последний момент, когда участников вызывают на сцену, участник номер 1 не может выйти. Пока атлеты выходят по одному на сцену, участник номер один продолжает сидеть на стуле, облокотившись на стол перед зеркальной стеной, стараясь восстановить дыхание. Несколькими минутами раньше в этой комнате скручивались в узлы и накачивались множество разгоряченных мышц.

Теперь прибежав сломя голову из комнаты для журналистов, я вижу только Принца и Уиллера и 21 спортивную сумку. Уиллер - единственный человек, который по-настоящему соболезнует Принцу. Он сам год назад пытался участвовать в соревнованиях, ослабленный той же болезнью.

Пока диспетчер из IFBB разыскивает в зрительном зале Ребекку, Уиллер уходит на сцену, и мы остаемся с Принцем наедине. Воздух пропитан запахом крема для загара и масел. По системе двухсторонней связи мы слышим, как в зале президент NPS Джим Менион вызывает участников для первого сравнения: «Декстер Джексон, Ли Прист… »

«Я не делал ничего особенного, не принимал мочегонных средств и тому подобного, но чем меньше времени оставалось до шоу, тем больше в моем организме скапливалось жидкости». Голос Принца надломлен. «Это просто большой стресс для меня, большой стресс для моих почек. Вчера я еще надеялся, что жидкость из легких исчезнет, и что к шоу я буду чувствовать себя немного лучше. Я надеялся до последней минуты. Я бы выступил так, как бы смог. Черт побери, я даже намазался маслом! Я не думаю, что выглядел бы настолько плохо, но судьба рассудила по-своему»...

Когда появилась Ребекка, он взял ее за руку и сказал: «Давай, скажи это».
«Что сказать?»
«Скажи: «Я же тебе говорила!..».

Она постаралась улыбнуться. «Нет, это все для нас теперь позади». Она погладила его по голове.
«Ты видишь, почему я ее так сильно люблю?» - говорит мне Принц, сдерживая слезы.
Они вышли через задний ход на улицу в дождь. Вода, вода, везде вода. «Четверка, повернитесь направо» - слышался голос Мениона уже откуда-то издалека. Я взглянул, как закрылись двери за широкими плечами Тома Принца и его карьеры бодибилдера.

Рассвет

Сначала Принц думал, что ему придется пройти курс диализа снова, но уже в отеле его дыхание восстановилось. На следующий день он почувствовал себя намного лучше. Для него стресс соревнований по бодибилдингу уже навсегда позади. Скоро у него прием у доктора, но худший момент уже миновал.

Принц чувствует себя расстроенным, и одновременно окончание карьеры в бодибилдинге приносит ему облегчение. «За этот период диеты, я многое о себе узнал, - говорит Том, - С одной стороны я понял, что могу заставить себя совершить, все что потребуется. Но с другой стороны, это не тот бодибилдинг, который я любил и которым я всегда хотел заниматься. Если я должен постоянно принимать в расчет все эти дурацкие ограничения по состоянию здоровья, то такой бодибилдинг не для меня. Я не знаю, что это за бред, но только не бодибилдинг.

Я никогда не боялся сложных и тяжело выполнимых задач. Для меня выполнение сложных задач как раз и приносят удовлетворение. Не каждый может стать профессиональным культуристом. Бодибилдинг можно рассматриваться как великий вызов испытаниям, но только не как издевательство над собой».
Он сожалеет о том, что попытался принять участие в соревнованиях в последний раз?

«Я знал, что это была почти невыполнимая задача для меня, но я все же должен был в последний раз испытать себя. Не имеет значения, что произошло, но у меня есть ответ. Подумайте обо всем, о чем вы могли бы сказать «а что если?...» Ну, вот и результат. Я окончил карьеру в бодибилдинге. Я хотел поучаствовать в последнем соревновании, и просто не смог его выдержать. Но, по крайней мере, я знаю, что не смог этого сделать. В противном случае я бы до конца своей жизни продолжал бы размышлять о том, а вдруг смог бы…»

Мне остается только надеяться на то, что Принц не задумывается о еще более грустных вещах: «Что если бы я этого не сделал?» Как будто читая мои мысли, Том добавляет: «каждый культурист считает, что может преодолеть свои физические ограничения. Мы этого сделать не в силах, но все же мы об этом думаем».

Принц больше не будет участвовать в соревнованиях. Но бодибилдинг он забрасывать не собирается. Он настроен помогать другим более молодым культуристам, писать статьи и, конечно, тренироваться. Он собирается добиться «уменьшенной версии» самого себя, ставя своей задачей держать вес 240 фунтов, что не так уж и мало, но только не для человека, носившего прозвище «Монстр». «Я хочу добиться такой внешности, чтобы сниматься в журналах, - заявляет Том, - Всегда необходимо иметь перед собой какую-то определенную цель, когда ты качаешься. А то получится так же, как если бы ты вел машину и думал про себя: «Хорошо, мне хочется вести машину, но я не знаю, куда ехать.»

Вчера

Оборачиваясь назад, на свою более чем десятилетнюю карьеру культуриста, Принц вспоминает много приятных событий в той жизни. Большинство его приятных воспоминаний связано с людьми, с которыми он общался. Став профессионалом в 1997 году, победив на национальном чемпионате по бодибилдингу и фитнесу, он осуществил свою мечту, которую носят в своем сердце все бодибилдеры. По его словам «Ночь Чемпионов» 2001 года, где он занял третье место, но, по всей видимости, заслуживал первого, была единственным шоу, где он вышел на сцену в такой форме, какую он себе и представлял как идеальную.

Самый счастливый его момент произошел на национальном турнире 1995 года. Это было всего лишь его третье соревнование, в котором он принял участие, после чемпионата среди непрофессионалов Ironman 1993 года и чемпионата штата Флориды 1994 года (в обоих соревнованиях он победил в классе тяжеловесов).
«Все думали, что я сошел с ума, - смеется Принц, - Ты не можешь участвовать в национальном турнире, когда это только твое третье шоу. Никто не знает, откуда ты, черт побери, взялся. Затем они первый раз пригласили участников на сцену, и я оказался в первой пятерке вместе с Доном Лонгом, Эдгаром Флетчером, Кертисом Леффером и Тони Фриманом. Они поставили меня назад (в линии) с Доном, Эдгаром и просмотрели остальных участников класса тяжелого веса.

Итак, мы вернулись за сцену, стоим, облокотившись о стол, и диспетчер говорит нам, что мы должны вернуться обратно в линию. Я подумал, что они собираются выстроить нас в линию и объявить, что мы свободны. Затем Джим Менион объявляет, что должны будут выйти на последний финальный вызов номер 73 и номер 93, а под этими номерами оказались Дон Лонг и я. В порыве возбуждения Дон со всей силы хлопает меня по плечу и восклицает: «Черт побери, тебя выбрали на одно из двух первых мест из этого ряда.

И это означает, что однажды ты станешь профессионалом!» На моем лице расплылась самая широкая улыбка, на которую я был только способен, я чуть ли не заверещал от радости. Мы - я и Дон, фавориты!!! Все знали, кем был этот парень, но никто не знал, кто был я такой.

«В зале сидело около сотни болельщиков Дона, и на каждом была надета футболка с надписью «100% победитель Дон Донг». За меня болела только моя жена и пара друзей, и я слышал, как кричала моя жена. У нее очень мягкий голос, но я его слышал. У нас закончился предварительный отбор, и моя жена выбежала на сцену. Я ее подхватил и затащил на подиум и не давал ей от себя отходить. После этого я даже не мог ни с кем спокойно разговаривать, настолько был возбужден произошедшим. Всю дорогу в отель я не мог остановить слез безудержной радости. Мы зашли в комнату, и я около часа пролежал на кровати со своей женой, плача от счастья. Тогда-то я и понял, что моя мечта осуществилась».

Завтра

Во время моего разговора с Принцем за 12 дней до Ironman , единственное, чему он радовался, это коммерческому успеху свой жены в сфере недвижимости. Она бросила свою прежнюю работу, где занималась недвижимостью, и организовала собственную компанию в апреле прошлого года, после возвращения Принца из больницы. Бизнес финансировался доходами от его карьеры в бодибилдинге, и внезапно, его будущее оказалось под вопросом. Меньше чем за год, дело стало процветать, и Принц ожидает, что вскоре они будут управлять компанией вдвоем с Ребеккой.

«Все, о чем она мне рассказывает, приходя с работы мне безумно интересно, - с охотой объясняет Том, - Это так замечательно, что мне больше не приходится использовать свое тело, чтобы зарабатывать деньги. Вместо него работают мозги. Это просто невероятно, что мне больше не нужно быть просто красивым ходячим телом. Я никогда не стремился стать Мистером Олимпия или победить на шоу Арнольда, или зарабатывать 700000$ в год, как Ронни Колеман и Джей Катлер. Единственное, о чем я мечтал, это о том, что мои доходы от бодибидинга помогли открыть мне двери в другой мир или дать возможность начать собственное дело. И в принципе, все складывается так, как это себе представлял, и я этому счастлив». 

Преследование

За два дня до Ironman мы с Бобом Чичерилло смотрели, как позировал Том. Его мускулатура была еще массивней чем раньше, а тело достаточно рельефно, чтобы достойно выглядеть на подиуме. От локтей до плеч, спереди и со спины, его мускулы все еще выглядели самыми крепкими на свете. Этим позированием он одержал свою последнюю незафиксированную победу в бодибилдинге.

Для каждого увлекающегося бодибилдингом приходит время двигаться дальше. Для большинства из них решение просто. Мы не участвуем в школьной сборной, а если участвуем, то забрасываем этот спорт в колледже. Или принимаем участие в паре соревнований, осознаем, что этот спорт не для нас и, что нужно искать успеха на другом поприще. Для элитного, профессионального атлета это решение дается не легко. Даже когда их силы слабеют, они все еще находятся среди сильнейших того мира. Они все еще узнают только в той игре, в которую они играют, и они обожают это дело.

Ради лучшего результата или худшего, Том достиг предела, на который был способен, только для того чтобы удостовериться, что это действительно предел. Я еще раз его спрашиваю о его переживаниях. После минутной паузы Том Принц, ушедший в отставку профессиональный атлет, с дипломом по английской литературе и любовью к жиму с нагрузкой в 450 фунтов отвечает так, как только он может ответить.

«Я чувствую себя, как капитан Ахаб, преследующий Моби Дика. В конце концов, его корабль разбивается, а Ахаб погибает, так и не выяснив, мог бы он победить или нет. Вот почему это великая американская трагедия. Он не понимал, что неизбежно погибнет. Он думал, что всегда будет побеждать, но на самом деле он только терпел поражение. Вспоминая 18 лет карьеры культуриста и все травмы, все обезболивающие и противовоспалительные средства, которые я использовал лишь бы подавить боль, теперь осознаю, что рано или поздно во мне точно должно было что-то сломаться. Что-то должно было произойти. Я выслушивал об этом предупреждения на протяжении 8 лет, и они оказались обоснованными. Я преследовал кита… Я преследовал кита, а кит сам меня атаковал. И когда я осознал это, было уже слишком поздно…»