Интернет-магазин
спортивного питания

Москва

+7 (495) 646-87-80

+7 (968) 565-82-28

Регионы

8 (800) 500-87-41

Отправить запрос на E-MAIL
Есть идея?

Ферма Великого Ли Хейни

С 8-ью статуэтками Сэндоу в своем арсенале Ли Хейни заслуженно признан лучшим атлетом. Его можно по праву считать самым великим человеком в бодибилдинге.

В этом мире железа, пота и мускул, в котором мы обитаем, вовсе не трудно стать циничным и черствым. Кроме всего прочего, бодибилдинг это одиночный вид спорта, который требует внутренней концентрации и оставляет спортсменам мало времени для общения с другими культуристами. Вот в таком климате мы и растем как в буквальном, так и в фигуральном смысле, пытаясь выточить себе идеальную фигуру. При этом кто из нас хоть раз не задумывался над тем, что бы могло случиться, если бы мы хотя бы самую малую частицу нашей энергии потратили на что-либо иное, чем бодибилдинг?

В лес посмотреть на деверья

Знак у грязной дороги с двумя полосами настолько мал и незаметен, что первый раз мы проезжаем мимо него. Только после того, как мы совершаем разворот, мы обнаруживаем его, частично прикрытого ветвями деревьев. «Ферма Хейни» - читаем надпись на знаке. Пока мы медленно спускаемся по узкой дорожке на взятом на прокат минивэне, полдюжины подростков мчатся нам наперерез, перебрасывая друг другу баскетбольный мяч. Слева от нас мы видим площадку, куда они направляются – это усыпанный солнечными бликами баскетбольный корт, окруженный кленовыми деревьями.

Еще через сотню ярдов по дороге перед нашим взором возникает широкий фермерский дом, окруженный аккуратно постриженным газоном. Он выглядит простым, но в то же время радушным. За домом находится скотный двор, где обитают пять лошадей, три курицы, два козла, пузатая свинья и мул. Эта пасторальная сцена, напоминающая картины Гомера, кажется особенно идилличной после трех дней, проведенных в беспокойной Атланте всего лишь в тридцати минутах на юг от этого места.

Организовав парковку за скотным двором, фотограф Кевин Хортон, главный редактор FLEX Питер МакГох, директор по международным связям FLEX Анна Байрон и я вылезаем из микроавтобуса на непривычно чистый воздух. Одновременно высокая величественная фигура появляется в дверях дома. На его лице улыбка, такая же широкая, как идиллическая деревенская аллея, простирающаяся перед нами.

Ли Хейни до сих пор имеет впечатляющий вид, естественно, он стал немного стройнее, чем во времена его господства в бодибилдинге, но в то же время он до сих пор остается гигантом. После обмена крепкими рукопожатиями Хейни представляет нас Брату Грин. Почтенный мужчина с мягким голосом лет 60-ти, Брат Грин служит у Хейни управляющим хозяйством, и после 7 лет службы он стал незаменимым человеком на ферме Хейни.

Мужчины ведут нас по дому, останавливаясь, время от времени, чтобы показать фотографии бывших и действительных посетителей и гостей фермы Хейни. Это в основном ребята школьного возраста, большинство из них афро – американцы, и все улыбаются нам, находясь за самыми разнообразными занятиями от посадки растений до организации пикника и посещения родео.

Мы заходим в большую комнату, оборудованную под видеозал, поперек которой лежит огромный матрац. «Вообще-то мы устроили этот зал не для того, чтобы дети засиживались здесь допоздна», - объясняет Хейни, указывая на матрацы, - «Но иногда они все равно это делают».

Мы доходим до столовой, которую почти полностью заполняет стол, такой длинный, что за ним может спокойно уместиться дюжина человек. Это стол, за который Брат Грин созывает ребят на обед, звоня в огромный колокол, прикрепленный рядом с входной дверью. Пока мы сидим за столом, восьмикратный Мистер Олимпия продолжает вспоминать истории, но не о званиях и медалях, которые он завоевал, и не о разгромленных соперниках, а о его временах и о жизнях других людей, с которыми он когда-либо пересекался. И вот, непосредственно, что нам довелось услышать.

Обещание дал, обещание сдержал

«Когда мне было 17 лет, я молился господу Богу. Я его просил: «Господи, если ты посчитаешь нужным сделать меня лучшим в этом спорте, тогда я обойду весь мир, неся твое слово и прославляя тебя», - вспоминает самый великий чемпион по бодибилдингу. «Конечно, я просил слишком многого, но он исполнил мою просьбу. Теперь настало мое время сдержать свое слово».

Объясняя, что вдохновило его на строительство фермы Хейни, он часто прибегает к цитатам Евангелие. Но когда Ли Хейни упоминает Бога или Библию, его слова не звучат ни пустыми, ни нравоучительными, как когда другие культуристы благодарят своего создателя за возможность расправиться со своими соперниками. Ли Хейни – это человек истинной убежденности в своей вере.

«Конечно, я все это делаю ради его любви», - продолжает Ли, - «Я знаю, что значит иметь в своей жизни людей, которые всегда поддерживают и помогают мне».

Он помнит обо всех, кто его поддерживал, как до его вступления в ряды профессионалов в 1983 году, так и во время его карьеры культуриста и после его ухода на покой в 1991 году. В течение этого короткого периода времени с 1983 по 1991 год, Ли Хейни выиграл 11 профессиональных турниров (в том числе беспрецедентных 8 званий Мистера Олимпия) и никогда не опускался ниже третьего места в тех его поражениях, которые происходили с ним в первый год его карьеры. Начиная с 1984 года, он был просто непобедим. Нося на себе 110 кг отточенных мышц, Хейни при большой массе имел элегантную фигуру, чему пытались подражать многие, но никому не удалось достичь такого совершенства.

Только после того, как он в восьмой раз стал Мистером Олимпия, превзойдя рекорд Арнольда Шварцнеггера с его 7 победами На Мр.О, Ли Хейни решил завершить свою карьеру в возрасте 32 лет. В то время как большинство культуристов только начинают пробивать себе путь к вершине бодибилдинга в этом возрасте, не трудно себе представить, что он мог бы продолжать защищать свое место лидера еще в течение нескольких лет.

Но, для Ли Хейни восьми было вполне достаточно. Он установил новый мировой стандарт, о чем и молился, а теперь настало время сдержать свое обещание.

Божественное вмешательство

Сразу же после ухода из профессионального спорта, Хейни вместе со своей женой Ширли начал бороться за место, где он мог бы реализовать обещание, данное Господу.

«Некоторое время мы путешествовали по округе в поисках подходящего места», -вспоминает Хейни. «Как-то раз я посмотрел на небо и сказал: «Господи, я хочу нести благо детям моей общины. Я больше не буду тратить время на поиски, я оставляю это на твое усмотрение». И после этого мы отправились домой».

Он улыбается при своих воспоминаниях и продолжает: «В тот вечер мне позвонил приятель, который собирался принять участие в торгах участка земли для его пастырства. Он спросил, мог ли я к нему приехать и помочь ему в этом вопросе. Мы отправились туда вместе с ним, и он действительно получил этот участок. Затем Ведущий аукциона сообщил нам, что имелось еще несколько участков под продажу. Так что мы остались и решили подождать новых торгов. Но цены на землю были слишком высоки. Участок площадью 22 акра продали за 178 000 долларов».

«Затем на аукцион был выставлен участок в 40 акров. Я подсчитал, что мы можем попытаться этот участок выиграть. Я снова посмотрел на небо и сказал: «Господи, все в твоих руках». Итак, кто-то предложил цену 10 000 долларов, кто-то поднял ее до 20ти, кто-то – до 30-ти. Мы окончили аукцион, выиграв участок за 65000 долларов. Это было настоящее чудо. Ведущий торгов сказал, что раньше никогда не было прецедентов, когда участок продавали по такой смешной цене. Вероятно, Господь Бог посчитал нужным дать нам с Ширли возможность выиграть его».

Так оно и произошло. Чета Хейни получила участок площадью 40 акров, чтобы приспособить его для размещения детей, которые нуждались в родительской опеке. «Мы здесь для того, чтобы направить подростков, которые обделены родительской заботой, на верный путь в их жизни», - говорит Ли Хейни. В эру, когда создается так много социальных программ для решения проблем разбитых семей, Ферма Ли Хейни вносит свой малый вклад в эту «такую обыденную проблему». «Мы не хотели создавать ничего похожего на лагерь для новобранцев», - комментирует Хейни, - «В нашем лагере ребята, чьи матери решили попытаться наставить своих детей на путь истинный».

«Это в большинстве своем дети 12-13 лет», - добавляет Брат Грин, - «А это как раз тот возраст, в котором дети уже предпринимают попытки самоутвердиться и зачастую вступают в конфликты со своими родителями». Ферма Хейни также открывает свои ворота и подросткам 17 лет, и детям 4-х лет. «Это невероятно, насколько способны и толковы некоторые из этих малышей», - восклицает Хейни, - «Просто удивительно как быстро растут дети в дни, когда они находятся в нашем лагере»!

Ферма Хейни с радостью готова принимать у себя и девочек, но все-таки больший акцент здесь делается на мальчиков. «Нас спрашивают, почему мы больше внимания уделяем мальчишкам», - комментирует Брат Грин, - «Это вовсе не значит, что мы не хотим заниматься с девочками. Просто дело в том, что в этом нет большой необходимости».

Хейни добавляет: «Матери всегда в первую очередь стараются оказывать поддержку детям и положительно на них влиять. Поэтому девочки часто перенимают эту ролевую модель, имеющую большую силу при формировании их характера. Зачастую именно у отцов отсутствует такое качество. И, по правде говоря, не так уж много матерей обращается к нам с просьбой помочь их дочерям. Таким образом, у нас образовалась община, где мужчины служат наставниками для мальчиков».

Мужчины на все времена

Ли Хейни относится к вопросу воспитания очень серьезно. «Стать волонтером в нашем лагере может не каждый. Сначала необходимо продемонстрировать нам, что вы с большой ответственностью относитесь к своему собственному хозяйству. Только после того как мы убедимся, что человеку можно доверять, мы принимаем его в наше братство».

Если человек наделен качествами необходимыми, чтобы быть хорошим наставником, то для него двери Фермы Хейни всегда раскрыты независимо от того, какой этот человек национальности, какого вероисповедания и какого социально - экономического положения. «Как этого и следовало ожидать, большинство ребят и их наставников чернокожие, потому что лагерь расположен в регионе, где в основном обитают люди именно этой расы. Но мы рады видеть в нашем лагере всех. Так, например, один из наших наставников белой расы, раньше работал исполнительным директором в компании Keebler . Он приходит сюда со своей женой в рабочих джинсах, никогда не брезгуют тяжелой работы, и дети их просто обожают». Хейни на момент замолкает, а затем задумчиво добавляет: «Это учит детей чему–то другому. Это их учит тому, что любовь бывает разных цветов».

День из жизни

Хотя лагерь работает круглый год, именно летом наступает самая беспокойная пора в Доме Хейни. Лагерь организован как дневной, и здесь разработано структурированное, но в то же время не сильно стесняющее свободу расписание для ребят, которые посещают лагерь. В период школьных занятий, Дом Хейни помогает детям отдохнуть в выходные дни.

Обычный день в период школьных каникул начинается около 9.30 утра с посвящения и чтения правил лагеря. «Запрещается бросаться камнями, распускать руки, обзываться… Нужно с уважением относиться друг к другу…» Хейни уже много раз приходилось проводить эту нудную процедуру.

«Затем по расписанию у нас богословие», - продолжает Ли, - «Иногда мы проводим чтение Библии, иногда обсуждаем принципы послушания, вопросы чести, уважения и т. п.»

После этого ребят ждет большое разнообразие мероприятий. Некоторые дни мы посвящаем работе на ферме, помогаем Брату Грин кормить животных, ухаживать за посадками и газонами. Некоторые из ребят освобождаются от этой работы, чтобы помочь маленьким детишкам выполнять задания по чтению и математике. «Математик из меня никакой», - смеется Хейни, - «Но в нашем лагере действительно есть воспитатели, которые обладают такими знаниями. Например, мой сын Джош, которому сейчас 16 лет, работает младшим вожатым, и у него очень хорошо получается помогать младшим школьникам с математикой и чтением.»

В то же время вышеперечисленные мероприятия не исчерпывают перечень всех занятий, который предлагается для ребят в лагере. «Ведь это же ферма Ли Хейни! Мы уделяем много времени на отдых и развлечения. Сюда входит софтбол, баскетбол, волейбол и походы. Мы также иногда занимаемся спортивными упражнениями – отжимания, приседания и прочее».

«Эти занятия провожу я», - добавляет Хейни с усмешкой.

На вопрос, стремится ли кто-нибудь из его воспитанников пойти по стопам многократного мистера Олимпия, Хейни отвечает: «Некоторые из них выражают желание стать культуристами. Но в таком возрасте дети хотят заниматься сразу всем без исключения».

После того как Брат Грин созывает всех детей за длинным столом на обед, кто-нибудь из общины произносит речь. Дальше возобновляются различные мероприятия на ферме, а вечером все собираются в одном месте и обсуждают итоги дня.

Независимо от того, что предвещает каждый определенный день, конечный результат всегда тот же. Изо дня в день гостям фермы Хейни внушают одно и то же как словами, так и действиями: «Вас любят. Вас уважают Вас ценят. Вы личности.»

Раскат тишины

«Я помню как-то раз в самый разгар моей карьеры, я был безумно занят заботами о соревнованиях и путешествиях по миру. Одновременно я работал в фитнес-центре неподалеку отсюда. Закончив тренировку, я присел на минуту отдохнуть. Внезапно я услышал пение птички «фюить-фюить-фюить», исходящее из окна снаружи. Тут я и осознал, что я был настолько увлечен своей карьерой, что не замечал и пропускал много очень важных в жизни вещей.»

Обменявшись рукопожатиями и объятиями, мы попрощались с Ли Хейни и Братом Грином и вернулись в наш микроавтобус. Отъезжая от Дома Хейни, мы услышали в наш след резкое ржание одинокого мула, а легкий ветерок смахнул с деревьев несколько сухих листьев на тропинку. Справа от меня я увидел как те же ребята, которые перебегали в прошлый раз дорогу, играют в баскетбол в этот невероятно прекрасный ноябрьский день. Я подумал про себя, что теперь эти ребята, несомненно, могут слышать пение птиц.

Шон Перин